Род как рефлективная категория в переводе

Мы отметили, что категория рода в современном английском языке замкнутая (то есть категория рода именного класса не отражается в других лексематических классах), а в современном русском языке она переходная (то есть имеет последовательное отображение в виде согласовательных признаков в других классах).

Подтвердим сказанное примером, сравнив три контекста.

«Я умер, я умер,
И хлынула кровь…»
(В. Хлебников)

«I died five years ago…»
(M. Spark)

«Я умерла на рассвете…»
(В. Токарева)

Мы видим, что глагол в форме прошедшего времени, ед. числа в современном русском языке имеет категорию рода, которая является рефлективной, то есть отражённой (рефлективная категория рода последовательно выражается во всех случаях, названных выше). Мы также видим, что английский глагол в той же форме не имеет рефлективной категории рода (таковой не имеет ни одна часть речи в современном английском языке).

Наша задача – проследить, как эта особенность микросистемы средств выражения категории рода отражается при взаимопереводах.

Обратимся сначала к переводам с английского языка на русский язык. Возьмём для сравнения случайный контекст (отрывок из художественного произведения на английском языке) и его перевод на русский язык.

James Cushat-Princly was not efficiently obstinate or indifferent to home influences to disregard the obviously expressed wish of his family that he should become enamored of some nice marriage-girl, and when his Uncle Jules departed this life and bequeathed him a comfortable little legacy it really seemed the correct thing to do to set about discovering someone to share it with him. Джеймс Пжонсон был не настолько упрям или неподвержен домашним влияниям, чтобы игнорировать недвусмысленно выраженное желание семьи видеть его влюблённым в какую-нибудь славную, подходящую девушку, и, когда дядя Жюль почил в бозе, завещав ему недурной капиталец, он счёл правильным приступить к поискам той, которая бы разделила с ним наследство.

Задачи, стоящие в данном случае перед переводчиком, схожи с теми, которые он решал при переносе имманентных значений рода: определив род существительного, с которым согласуются лексематические классы, обладающие в современном русском языке рефлективной категории рода, переводчик оформляет его значения соответствующими языковыми средствами.

Задачи же, стоящие перед переводчиком русского языка на английский, вообще не выходят из круга тех задач, которые он решал в случае с имманентной категорией рода. Обратимся к примерам.

Тщетно весна, касаясь смеющимися губами настороженно поднятого прядающего уха, подсказывала свои ответы. In vain did spring touch a warily raised twitching ear with its smiling lips, to prompt the answer.

В данном случае переводчик имеет дело с формализованными родовыми значениями русских существительных и их отображениями в других лексематических классах. Эти значения не играют роли в морфологической структуре современного английского языка, поэтому переносить их в перевод не нужно. По законам современного английского языка переводчик оформляет текст перевода формами, свободными от рефлективных родовых значений. В данном контексте присутствует, правда, один из двух обозначенных случаев трансгрессии имманентной категории рода английских существительных в притяжательном местоимении its, которое обозначает неличную разновидность рода.

Но ослица Валаама была так библейски прекрасна. Bat Balaam’s She-ass was so biblically beautiful.

Мы видим, что сталкиваясь с мотивированными родовыми значениями русских существительных и их отображением в других лексематических классах, переводчик, вводя при помощи семантической, грамматической, лексической или контекстуальной эквивалентности имманентные родовые значения в текст перевода и задавая ему, таким образом, родовые ориентиры, оформляет перевод формами, освобождёнными от каких бы то ни было рефлективных значений рода, в соответствии с морфологической структурой современного английского языка.

 Елена Линник