О проблеме переводимости

В теории перевода существует один важный вопрос – проблема переводимости, то есть, если можно так выразиться, способности исходного текста быть переведёнными на другой язык. По нашему мнению, переводу, с большими или меньшими потерями, поддаётся всё. Вопрос только в цене этих потерь. Иногда перевод может обессмыслить всё, что несёт в себе оригинал.

Вероятно, произойти такое может по двум причинам. Первая: взаимодействие двух языков, двух культур, двух систем норм и традиций не может по объективным причинам обеспечить хороший перевод, в этом случае  неполнокровный перевод – единственно возможный перевод, и приходится смиряться с таким положением вещей. Выход в этом случае существует один: выучить язык оригинала и осуществить перевод с помощью собственного опыта, без посредства переводчика.

Вторая причина возникновения некачественных переводов заключается в самом переводчике. Он – субъект деятельности, и в зависимости от того, как он её осуществляет, меняются результаты. Действительно, оригинал остаётся оригиналом, а текст меняется в зависимости от метода, подхода, стратегии переводчика. Результаты переводческой деятельности находятся в прямой зависимости от личности переводчика. На основе этого положения возникла целая наука – психолингвистика, которая берёт за основу переводческой деятельности личность переводчика (его опыт, знания, личные качества и способности, уровень интеллекта и так далее). Степень положительной оценки перевода зависит, как мы видим, от большого количества субъективных и объективных факторов переводческой деятельности.

Итак, перевод может быть плохим, может быть хорошим. А может ли перевод стать абсолютным тождеством оригинала?

Приходится признать, что единственный ответ на этот вопрос – отрицательный.

Перевод – это особый, самостоятельный вид словесного искусства. Искусство вторичное, «перевыражения» оригинала в материале другого языка.

«Полного тождества между оригиналом и переводом достичь нельзя. Оригинал всегда остаётся единственным и неповторимым материальным результатом индивидуального творчества художника слова и частью национального словесного искусства. Перевод может быть только адекватным, относительно равнозначным оригиналу… Может бесконечно сближаться с подлинником, но никогда не сольётся с ним, ибо у перевода есть свой творец, свой языковой материал и своя  языковая жизнь»

Так считают почти все, кто так или иначе сталкивался с проблемой перевода. Например, В. Гумбольдт, немецкий филолог, философ, языковед,  в письме своему другу, переводчику и поэту, одному из основоположников сравнительного языкознания, А. В. Шлегелю писал: «Каждый переводчик неизбежно должен разбиться об один их двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо подлинника за счёт вкуса и языка собственного народа, либо же своеобразия собственного народа за счёт подлинника». А. Шлегель, вполне соглашаясь с этой мыслью, воплотил её в яркий образ смертельного поединка, в котором неизбежно погибает либо переводимый автор, либо переводчик. Если мы не ошибаемся, то именно Шлегелю принадлежит известное ироническое высказывание о переводе, который «есть фотография моего ребенка, рождённого от другого отца».

Что можно сказать на это? Кто жалуется, что перевод не оригинал, прав. Но чтобы не искать виноватых, мы можем дать полезный совет: учите языки и читайте произведения в оригинале! А так как очевидно всё-таки, что овладеть всеми языками в такой мере, чтобы читать произведения в оригинале, невозможно, то остаётся согласиться: перевод необходим в нашей жизни и его неоспоримое значение вряд ли умалится в ближайшее время.

Елена Линник