Микросистемы средств выражения категории рода в современном русском языке и современном английском языке.

Целью данной статьи является сопоставительно-типологический (или контрастивный) анализ микросистем средств выражения категории рода в современном русском и английском языках для выяснения причин возникновения трудностей при взаимопереводе русского языка и английского языка.

Данное сопоставление осложнено тем, что сопоставляемые языки характеризуются разнородными морфологическими величинами. Так, В.Д. Аракин отмечает, что «несмотря на то, что английский язык и русский язык относятся к одной и той же системе языков – индоевропейской, типологиях морфологических систем в результате своеобразного исторического развития этих языков отличается одна от другой». Действительно, в силу синтетического устройства современного русского языка, вся грамматическая информация о словоформе, как правило, заключена в ней самой. Напротив, категориальная система словоформ современного английского языка во многом обусловлена его аналитическим строем, для которого более характерно выражение грамматического значения функционально-аналитическим путём (например, фиксированным порядком слов в предложении), чем синтетическим. Это относится и к рассматриваемой микросистеме – микросистеме средств выражения категории рода.

Наша задача – доказать, что при наличии единого значения категории рода современный русский и современный английский языки характеризуются несовпадением плана выражения этой категории и в силу этого побуждают значительные трудности при взаимопереводе.

Надо отметить, что развитие категории рода изначально поддерживалось различием мужского и женского пола живых существ, таким образом, имела значение принадлежность предмета окружающей действительности к одному из полов или же отсутствие этой принадлежности (это же значение сохраняется и сейчас). Предметы окружающей действительности обозначались и обозначаются в языке именами существительными. В связи с этим, проблема категории рода концентрируется вокруг имени существительного и его сочетательных свойств. По определению В.Д. Аракина, «Категория рода проявляется в способности существительных уподоблять себе в выражении грамматических значений формы зависимых от них слов – прилагательных, местоимений и так далее».

В русском языке категория рода считается грамматической, точнее, лексико-грамматической. Вот как доказывается это в учебнике современного русского языка под редакцией В.А. Белошапковой: «Существительные кум и кума, заведующий и заведующая…различаются своими сочетательными возможностями, которые, будучи обязательными, формируют грамматическую категорию рода имён существительных. Однако рассматриваемые существительные различаются не только сочетаемостными свойствами, но и содержательно. Кум, заведующий… указывают на лицо мужского пола, кума, заведующая – на лицо женского пола. Характеристика по полу не является обязательной для существительных. Не является она и регулярной: далеко не всегда у существительного со значением лица или животного найдётся коррелят со значением противоположного пола (как образовать по-русски названия лиц женского пола от наглец или борец?). Следовательно, категория рода существительных не способна противопоставлять словоформы одной лексемы. Эта категория выступает всегда в сплаве с такими характеристиками, которые не являются грамматическими и формируют противопоставление лексем…. Грамматические категории, не способные противопоставлять словоформы одной лексемы принято называть лексико-грамматическими».

Не всё так просто в английском языке. Категория рода английского существительного относится к числу достаточно сложных проблем грамматики. Связано это с историческим развитием морфологической структуры английского языка, которое привело к тому, что категория рода лишилась морфологических средств выражения и, таким образом, по мнению многих учёных, утратила право называться лексико-грамматической категорией.

Во многих теоретических исследованиях категория рода всё же по-прежнему рассматривается как лексико-грамматическая. Так. М.Я. Блох в своей работе «A Course in Theoretical English Grammar» утверждает, что категория рода (the category of gender) выражается в английском языке обязательной корреляцией существительных с личными местоимениями 3-го лица, ед. числа, то есть возможностью субституции имени местоимением, указывающим на биологический пол или неодушевлённость: he, she, it.  То же самое говорит Б. Стрэнг, автор книги «Modern English Structure».

Однако другие исследователи считают, что в английском языке категория рода из лексико-грамматической превратилась в чисто лексическую или «семантическую». Они утверждают, что обозначение пола биологического существа присутствует в языке, и при отнесении существительного к определённому роду используются средства лексические или словообразовательные: boy-girl, cock-hen, bull-cow, waiter-waitress, lion-lioness, sultan-sultana  и так далее. Но так как эти словообразовательные средства в английском языке не регулярны и не продуктивны. Категория рода выражается обязательной корреляцией существительных с личными местоимениями 3-го лица, ед. числа, сторонники этой точки зрения считают неприемлемым, так как речь идёт о субстанции имени другой частью речи и о перенесении признака этой другой части речи на существительное, не обладающее этим признаком. Так рассматривают категорию рода А.И. Смирницкий в своей книге «Морфология английского языка», а также авторы практического курса «Английской грамматики» М.А. Ганшина и Н.М. Василевская.

Сторонники третьей точки зрения полагают, что категория рода вообще исчезла из английского языка (уже к концу среднеанглийского периода), и утверждают, что на смену грамматической категории рода приходит новая категория, которую профессор В.Н. Ярцева называет категорией активности-пассивности. Сущность этой новой грамматической категории состоит в выделении в системе существительных двух классов слов – активных и пассивных.

Активные – это те существительные, которые, будучи субъектом предложения, управляют дополнением (сюда могут относиться как лица, то есть люди, так и не лица, то есть предметы, которые в силу сложившейся ситуации рассматриваются говорящими как активные). Пассивные – это те существительные, которые, будучи субъектом предложения, дополнения не требуют. Категория активности-пассивности имеет своё материальное выражение в языке: существительные активной категории относятся с личными местоимениями he, she по естественному полу, с относительным местоимением who (который) и принимают аффикс притяжательности `s; существительные пассивной категории соотносятся только с личным местоимением it и с относительным местоимением which (который), они также употребляются в предложном обороте с of (например, the sorrow of my heart —  печаль моего сердца). Как отмечает В.Н. Ярцева, в отнесении существительных к категории активности-пассивности «определяющим является отношение говорящего к данному факту, порождаемое конкретной ситуацией объективной действительности». Эту точку зрения отразил в своей работе «Сравнительная типология английского языка русского языка» В. Д. Аракин.

Вслед за М.Я. Блохом, мы считаем неправомерным исключать категорию рода из морфологической структуры современного английского языка. Конечно, она утратила свои морфологические показатели, однако английские существительные обладают категорией рода, и она проявляется:

  1. на лексическом уровне, сочетаясь с определёнными словами – индикаторами пола (man-producer, women-producer; he-cat, she-cat;
  2. на словообразовательном уровне при помощи суффиксов (actor, actress; executor, executrix и прочее);
  3. в обязательной корреляции существительного с личными местоимениями (he, she, it).

Таким образом, наличие средств выражения (форма) категории рода в современном английском языке мешает ей называться чисто лексической, а наличие (содержание) категории рода – принадлежность предмета окружающей действительности к одному из полов или отсутствие этой принадлежности – не даёт права заменять её другой категорией.

На этом основании мы утверждаем, что категория рода в современном английском языке так же, как и в современном русском языке, — грамматическая, а точнее – лексико-грамматическая.

 Елена Линник